Старые песни о главном

Прежде чем привезти возглавляемый им коллектив, режиссер Владимир Витько успел вызвать симпатии здешней публики постановкой на сцене нашего театра драмы спектакля «Свидание в предместье» (по пьесе Вампилова «Старший сын»). Спектакля глубокого, светлого, неконъюнктурного – с отличными актерскими работами.
Не менее приятное впечатление произвели на курганских театралов приехавшие из Омска поэтическая композиция «Есенин» и комедия «Шельменко-денщик», принадлежащая перу популярного драматурга 19-го века Квитки-Основьяненко.
Конечно, скроены они по иным стилистическим меркам, так ведь искусство Мельпомены предполагает многообразие. Тонкая психологическая драма уступила место мощной стихотворной стихии и фольклорно-мифологическому началу. На первый план вышли проникнутые особой энергетикой строки одного из выдающихся лириков прошлого столетия (в «Есенине») и сочные колоритные народные характеры (в «Шельменко»), своеобычные мелодика и юмор украинской речи, искрометная легкость водевиля. Причем и тут, и там, несмотря на разницу жанров, важная, едва ли не ведущая роль отводилась песне – раздольной русской, романсовой и соответственно малороссийской, – выверенное мастерское исполнение которой снимало все вопросы, возникающие по ходу действа даже у самой взыскательной (то есть обремененной специальными знаниями и строгим вкусом) части аудитории.
Опора на музыку и традицию принципиальны в подходе омичей к репертуару, охотно признался постановщик (он же руководитель труппы), хотя афиша «Галерки» испещрена и совсем другими именами-названиями (от классики до авангарда). Обращение к корням, простым, но, однако, не устаревающим жизненным ценностям, к первоосновам человеческого существования, – единственное, считает Витько, что может сегодня спасти людей от унификации, стандартизации, нивелировки – и национальной, и личностной.
Почему-то современные творцы сплошь ориентируются на негатив, патологию, исключения из правил. Законодателям арт-моды неинтересна, скучна норма; ум, душевность, порядочность вызывают зевоту. Крепкий семьянин, труженик, скромный кузнец своего счастья тускнеют на фоне бесконечных ловцов удачи, преступных элементов, харизматичных бандитов. А хотелось бы восстановить подобных героев в правах, укрупнить, воспеть их обаятельность и привлекательность. Тот же Шельменко, например, отменно сыгранный самим Витько, пусть плутоват, но благороден, сострадателен. Иначе зачем бы он, рискуя получить хорошую трепку, помогал соединению двух разлученных влюбленных: очаровательной Присиньки и бравого капитана Скворцова? (Этакая украинская вариация на тему приключений Фигаро или Труффальдино из Бергамо…)
Как ни мудрствуй лукаво, а добро и зло должны быть различаемы, иначе мир рухнет, потерявши критерии истины. Должны оставаться неизменными зеленая трава, синее небо, хлеб, воздух, вода, дружество, любовь к ближним.
Владимир Витько не скрывает: он и в своих актерах приветствует чистоту, детскую непосредственность, высокий романтизм и трезвость, между прочим. Ржавчина цинизма, разъедающая общество, для профессиональных лицедеев губительна. Кстати, педагог Владимира Федоровича застал в живых знаменитых мхатовских стариков – Радомысленского, Добронравова, Леонидова; брал уроки декламации у народного артиста СССР Дмитрия Журавлева. Теперь и Витько выступает в роли наставника, а наследниками бесценного опыта становятся его молодые ученики – не рвется дней связующая нить. Художественный руководитель «Галерки» мечтает создать на базе театра оркестр и набрать собственный актерский курс – будущих студентов он намерен искать среди участников хоровых, хореографических, музыкальных студий. При его-то неиссякающей энергии и жаре души – кто бы сомневался в успехе предприятия! А мы, в свою очередь, всегда готовы встречаться с талантливыми соседями и аплодировать каждому их творческому выплеску – хоть из партера, хоть с галерки.

Галина Бухарина.   «Курган и Курганцы», 2009 год.