29 мгновений «Галёрки»

В 1994 году визитная карточка театра – спектакль «Фрол Скабеев» Дмитрия Аверкиева. Эта сценическая интерпретация плутовского романа XVII века поистине с купеческим размахом, в песцах и соболях, заполняющих сцену, покорила зрителей.

Всякая премьера петербургского режиссёра Станислава Илюхина – заметное событие омской театральной жизни. В «Галёрке» шёл четвертый сезон, когда Станислав Алексеевич начал работу над «Фролом Скабеевым». Художественного руководителя омской «Галёрки» и режиссера из Петербурга связывали годы совместной работы в Норильске. Станислав Алексеевич долгое время был главным режиссером норильской драмы. Когда Илюхин принял руководство театром, ему не исполнилось и тридцати лет. Молодость позволила режиссеру талантливо начать самостоятельную творческую жизнь.

«Это комедия из фонда замечательной русской драматургии. Сегодня обращение к культурному наследию прошлого просто необходимо для молодежи. Крайне мало черпаем мы из классики. Пьеса незаслуженно забытая. У Аверкиева центральный персонаж – замечательный русский характер. Фрол Скабеев благодаря природному уму, сметке, удали, размаху, колоссальной энергии достигает поставленных целей в жизни» (Станислав Илюхин, 1994 год).

 

 

 

Актёры увидели в нём умного, энергичного, волевого профессионала. Спокойный и неторопливый внешне, он на репетиции преображался в темпераментного, заразительного творца, художника. Привлекала его манера рассказывать, объяснять – четкая, основательная, слегка ироничная. Илюхин всякий раз сугубо по-своему прочитывает пьесу, существенно ее преображая. Он автор спектакля, у которого жесткая позиция в том, о чём хочется поведать зрителю.

Спектакль получился выдающийся – с отменной режиссурой, сценографией, оригинальным музыкальным оформлением и созвездием актерских работ. Представление в жанре святочного гуляния исполнено в ярких картинах патриархальной русской жизни.

… «Фрол Скабеев» по постановочному размаху, смелости и богатству костюмов даст фору любой столичной сцене. Он, восхитительно красив как зрелище, полное живописных картин патриархальной русской жизни. Актёры играют на таких предельных тонах, что переизбыток внутренней страстности делает все происходящее похожим на оперу.

«Фрол Скабеев» по постановочному размаху, смелости и богатству костюмов даст фору любой столичной сцене».

(О. Игнатюк «С Галёрки видно всё». «Культура», август 1998 г.)

В 1995 году после гастролей в Санкт-Петербурге спектакль был записан в «Золотой фонд» «Радио России».

А рядом с «Фролом Скабеевым» – «Нахлебник» Ивана Тургенева, вся пятилогия Александра Вампилова, единственный в своём роде «Студент» Александра Грибоедова, а также современные идиллии Степана Лобозерова…
Пьесы вроде бы старожилы, однако – вот парадокс! – в зале нет свободных мест. «Галёрка» во всем демократична, это «театр людей» с подробнейшей партитурой человеческих отношений. Владимир Витько не стремится к внешнему эффекту, во главе угла – человек.

– Я отрицаю искусство, способное разрушить гармонию, ввергнуть человека в уныние, – говорит режиссер. – Считаю самой большой бедой сегодняшней жизни неприкаянность человеческой души. Храм Божий и храм искусства должны идти рука об руку и нести людям веру, надежду, любовь. Это главная цель создания нашего театра. Мы строим именно такую модель – нравственную. Понятно, что нового в этой мысли ничего нет, однако так непросто претворять ее в жизнь – слишком много вокруг зла…
Владимиру Фёдоровичу близко утверждение Пабло Казальса: «Мы должны каждому говорить, что он – чудо и нет другого такого на свете, так имеешь ли ты право нести зло другому, когда он, как и ты, – тоже чудо. Мы должны охранять и беречь друг друга».
«Галёрке» присуща эта изюминка – поиск неизвестных, незаслуженно забытых произведений с затейливыми сюжетами, острыми конфликтами, какие не дает повседневная жизнь. И еще: в театре нет порочной практики выбора пьесы для самоутверждения режиссёра.

 

 

 

 

 

Скажем, «Нахлебник» не появился бы в афише, если бы в труппу не пришел актер большого трагикомического диапазона Юрий Гребень.

Широкий диапазон творческих возможностей и блестящая исполнительная техника Юрия Григорьевича помогли ему создать на сцене театра множество разноплановых ролей. Ему были подвластны все жанры – от трагедии до фарса. Юрием Григорьевичем созданы замечательные образы: это Яблоков в спектакле «Кукушкины слезы» А. Толстого, Тараканов в спектакле «Лентяй» А. Толстого, Кушак – в «Утиной охоте» А. Вампилова, Войницкий в спектакле «Дядя Ваня» А. Чехова, Сарафанов в спектакле «Свидание в предместье» А. Вампилова, Милонов в спектакле «Лес» А. Островского, Мечеткин в спектакле «Прошлым летом в Чулимске» А. Вампилова, Кирсеич в спектакле «Во всю Ивановскую» В. Крупина, Чмутин в спектакле «Ретро» А. Галина, Микич в спектакле «Ханума» А. Цагарели и Г. Канчели, Снегирев в спектакле «Братья Карамазовы» Ф. Достоевского, Карп Савич в спектакле «Замужняя невеста» А. Шаховского, Золотников в спектакле «Беспечный влюбленный» по пьесе В. Соллогуба «Беда от нежного сердца», Николай Баев, Николай Кузовников, Аркадий Михайлович в спектакле «Василий Шукшин».
Все сыгранные Юрием Григорьевичем роли – результат огромной внутренней работы. Он умел создать характеры персонажей самобытными, глубокими по содержанию. Ю.Г. Гребень владел набором постоянных «гребневских» свойств, которые при внешней узнаваемости делали совершенно непохожими внутренний мир каждого персонажа. Он обладал редким даром говорящей паузы, абсолютно сливаясь с тем, чью жизнь проживает на сцене. Играя любой век, он оставался современным.

 

Несмотря на величайший опыт театрального мастерства, Юрий Григорьевич всегда находился в постоянном поиске новых художественных средств. Его роли в спектаклях русской классики были пронизаны тончайшими оттенками эмоций, мощным энергетическим накалом.

Указом Президента РФ от 30 января 2003 года Юрию Гребню присвоено почетное звание: «НАРОДНЫЙ АРТИСТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».

Из материалов прессы:
«В Юрии Гребне есть магнетизм таланта особой тонкой выковки. Каждая клеточка его актерского организма пропитана тончайшими оттенками эмоций, сила и накал которых напрямую зависят от пропускной способности сердца».


«Закономерно, что слава о талантливом актере перешагнула границы вначале Омска, потом Сибири, и Гребня наперебой приглашали ведущие столичные театры – «Современник» и МХАТ. Можно сказать, что Юрию Григорьевичу актерская судьба дарила много невероятных встреч, интереснейших ролей, потрясающих партнеров. Он не побоялся отправиться за тридевять земель, в Норильский драматический театр только потому, что там собрался коллектив единомышленников, а Гребень всегда был человеком командным. А в 1996 году Юрий Гребень возвращается в Омск по приглашению театра «Галёрка». И сразу занимает в его труппе лидирующие позиции. Роли в спектаклях русской классики, пронизанные тончайшими оттенками эмоций, мощным энергетическим накалом, вновь в центре внимания и зрителей, и критиков».

(Лидия Першина, «Омская муза», 1997 г.)

 

 

Театральный проект «29 мгновений «Галёрки»: