Владимир Витько: упрямая ясность цели

Всякий портрет, нарисованный рукой мастера, несет в себе отпечаток характера, увиденного в оригинале самим живописцем. Театральный художник Борис Горик запечатлел художественного руководителя Омского государственного драматического театра «Галерка» Владимира Витько классическим русским барином начала XX века – в накинутой на одно плечо шубе, в смокинге с бабочкой и по-парижски элегантном красном шарфе. Лицо строгое, даже властное. Но сквозь упрямую сосредоточенность взгляда проскальзывают лучики спрятанной в глубине глаз теплоты и недюжинной внутренней энергии. Вулкан под снежной шапкой выдержки и сдержанности.
Он и в жизни очень обманчив внешней простотой манер и открытым приветливым добродушием. Утонченная интеллигентность поразительно сплавлена в характере этого человека с практичной, почти мужицкой сметкой. Счастливый союз, создающий запас психологической прочности, так необходимый тому, кто должен в любую погоду стоять на капитанском мостике своего корабля. Не потому ли о Владимире Витько можно услышать десятки самых разных мнений. От – «душа-человек», до – «настоящий диктатор». Интонаций при этом будет великое множество. За одно можно ручаться абсолютно точно: вы не услышите ни одного равнодушного или нейтрально окрашенного отзыва. Владимир Федорович неизменно вызывает сильные эмоции у любого, кто с ним хоть сколько-нибудь близко знаком.
Его словесных портретов вам нарисуют великое множество, причем немало среди них будет и диаметрально противоположных. Что не удивительно: каждый воспринимает яркий и неординарный характер Владимира Федоровича под своим углом зрения. Каждому он, Витько, видится в собственном эмоционально-психологическом спектре. Тому, наверное, виной еще и актерская природа руководителя «галеркинцев». Он настоящий мастер сцены, хороший психолог, опытнейший театральный администратор – ни к чему ему ходить нараспашку перед любым встречным-поперечным. А потому где обаятельная улыбка, а где скептически заломленная бровь (по ситуации) моментально создают у собеседника образ благодушнейшей личности или сурового, не склонного к сентиментам человека.
Но в самое сильное заблуждение впадают обычно те, кому кажется, что художественный руководитель театра «Галерка» представляет собой такой предельно однобокий типаж убежденного славянофила: ну как же, вон и борода у него княжеская, и ясный взгляд светлых глаз, и православные убеждения, и упертость характера, знаете ли, такая красноречиво национальная… Увы, придуманные людьми готовые клише частенько выхолащивают рациональное начало в любой, самой плодотворной идее.
Нет, Владимир Витько настоящий – гораздо глубже, сложнее и многограннее тех портретов, которые рисуются воображению его знакомых и друзей. Эту загадку его характера дано разгадать разве что неизменной спутнице его жизни, верной соратнице на всех непростых поворотах судьбы, жене Ирине Валентиновне. Потому что она почти 37 лет рядом, и ей он доверяет как самому себе.
И все же интересно разобраться в истоках феномена под названием Владимир Витько. Для этого нужно оглянуться на 60 лет назад. Итак, 2 ноября 1947 года в столице советской Латвии, городе Риге, в семье военнослужащего родился сынишка, которого назвали Володей. Семьи военных – это семьи особые. Легкие на подъем: не сегодня, так завтра может прийти приказ отправиться на новое место службы. Быстрые на сборы: имуществом особым никогда не обрастали по причине кочевой жизни. Дети военных – ребята не робкие по натуре (попробуйте, поменяйте несколько школ за годы учебы!), умеющие постоять за себя, коммуникабельные, наделенные широким кругозором. Все по той же причине разъездного характера службы отцов.
Так что базовые черты натуры Володи Витько формировались не без влияния психологии сурового быта военных городков. Хотя строгость отцовского воспитания во многом смягчалась материнской добротой и нежностью. Впрочем, армейский уклад жизни довольно скоро закончился. После демобилизации отца родители перебрались на Украину, в Кировоградскую область, но затем вновь сменили место жительства. На этот раз семья оказалась в Алма-Ате, где Владимир окончил среднюю школу и поступил на филфак Алма-атинского педагогического института. Заканчивал учебу уже в Кустанайском педагогическом: в этот казахстанский город переехала родительская семья. В любом случае почти неосознанный выбор учительской профессии (а если сказать честно, то это была уступка отцу, не признававшему серьезным «баловство» на сцене) оказался почти пророческим: Витько в дальнейшей жизни пришлось много (и отнюдь не формально) заниматься педагогикой, да и вкус и интерес к настоящей качественной литературе тоже были заложены именно в студенческие годы.
Еще чуть раньше в жизнь его негромко, но настойчиво постучался театр. Целых пять лет, начиная с выпускного класса школы, Витько обучался актерской профессии в алма-атинской театральной студии под названием…«Галерка». И рвался он на эти студийные занятия, летел, словно с крыльями за спиной. Может, именно потому, что запретный плод особенно сладок. Ведь отец ему сказал с военной четкостью в ответ на робко высказанную сыном мечту пойти на сцену: «В артисты – после работы!». Надо понимать, какую силу характера пришлось проявить юноше, всегда беспрекословно уважающего отцовский авторитет, чтобы отвоевать право на самовыражение, право на собственный жизненный выбор.
Он победил в итоге! Еще студентом-пятикурсником был принят в труппу Кустанайского областного драматического театра имени М.Горького, в котором проработал три года до призыва в армию. Причем сразу получил в театре главные роли. Играл Марата в спектакле по пьесе Арбузова «Мой бедный Марат», Мортимера в «Марии Стюарт» Ф.Шиллера. После службы Витько год работал в Алма-атинском русском драматическом театре имени М.Ю.Лермонтова. А потом вдруг резко решил поменять упорядоченное течение жизни, все бросил и махнул за Полярный круг, в город Норильск, стал актером Заполярного Норильского драматического театра имени В.Маяковского. Ну и скажите после этого, что Владимир Федорович не романтик! Не говоря уже о юношеской театральной любви, он впоследствии и назвал театр, который задумал и создал в городе Омске в начале 90-х годов. Но до этого была долгая дорога поисков и испытаний.
Итак, Заполярье. Даже если иметь в виду чисто географический посыл, испытание не для слабых духом. Жесткий климат, непростые реалии быта, обостренность и обнаженность человеческих чувств там испытывают людей на прочность беспощадно и каждодневно. Театр – одно из немногих мест, где норильчане согревались, оттаивали сердцами, укреплялись и подпитывались духовно. Здесь, в Норильске, случилось одно из главных событий жизни Владимира Федоровича – встреча с Ириной, нынешней его женой. Может, в тех таинственных чертежах, что вычерчиваются силами Божьего промысла, и было запланировано такое пересечение судеб, и именно для этого Витько повела за собой Полярная звезда в Норильск?
Во всяком случае, по словам самого Витько, все произошло на удивление просто. Он стоял зимой на автобусной остановке, а его будущая жена шла мимо, увидела и сама себе сказала: «Это мое». Заметим, что Ирина Валентиновна была молодой учительницей биологии и заядлой театралкой. Но на момент первой встречи она понятия не имела о профессии приглянувшегося ей обаятельного парня. Потом, конечно, все выяснилось, и уж тут Ирина проявила настойчивость. Взяла да и пригласила через общих знакомых молодого актера в свою компанию на ближайший праздник. С тех пор Владимир Федорович, глядя на жену влюбленным взглядом, шутит: нам, мужчинам, только кажется, что мы выбираем, на самом деле – выбирают нас. А если говорить серьезно, то просто удачно нашли друг друга две половинки, и в этой нехитрой формуле, видимо, кроется секрет их семейного счастья…
Уроки Норильска – тоже легли в копилку профессионального и житейского опыта Витько. Здесь он сыграл Панина в «Русских людях» К.Симонова и Октава в «Плутнях Скапена» Ж.-Б.Мольера. Здесь в полной мере пришло понимание сути актерского ремесла и начался процесс формирования осмысленной жизненной философии. Отсюда родилось желание вновь кардинально поменять сложившийся жизненный уклад.
Утверждение, что в жизни не бывает ничего случайного в полной мере справедливо для судьбы Владимира Федоровича. Хотя он любит повторять, что никогда не нужно возвращаться туда, где знают твои пеленки, однажды ему пришлось поступить именно так. Вернуться в Омск.
…Вначале был первый выход на сцену Омского театра юного зрителя и последовавший за этим успех, признание. Репертуар – соответствующий: Костя Ищенко в спектакле «Время, вперед» В.Катаева, Венька Малышев в «Жестокости» П.Нилина, Морозка в «Разгроме» А.Фадеева. Восемь лет на тюзовской сцене с нарастающим осознанием репертуарного и психологического тупика в ближайшей перспективе. Постепенно кристаллизовалась мысль о необходимости расширить или поменять свой профессиональный диапазон, выйти на принципиально другой уровень освоения театрального дела. Витько принимает решение поступать на режиссерский факультет Гиттиса. Для него наступила пора, которая называется зрелостью. Пришло время, когда особенно ясно и отчетливо определяются нравственные и духовные приоритеты.
Тут грянул давно назревавший конфликт в театре между частью труппы и режиссером. Не удивительно, что Владимир Витько, всегда остро чувствующий малейшую несправедливость, не смог смолчать в той ситуации. А потом не смог или не захотел оставаться на руинах некогда творчески цельного коллектива.
Говорят, такие ситуации помогают закалять характер. Возможно. Но сколько они отнимают нервов, здоровья, сколько прибавляют ранней седины – об этом толкователи кризисной психологии умалчивают. Во всяком случае, навряд ли Витько уезжал из Омска в Адыгею с легким сердцем. Не так легко было оторваться от притяжения большого театрального города, от сложившихся человеческих отношений. Два года длилось расставание. Время, проведенное в Майкопе, было отдано сцене Адыгейского драматического театра. Но все яснее становилось убеждение: нужно возвращаться в Омск.
И он вернулся. Совершенно в другом качестве, на целых четыре года придя работать в областное управление культуры режиссером массовых мероприятий. Что и говорить, такой масштаб деятельности оказался мелковатым для человека, имеющего зрелые эстетические убеждения, диплом театрального режиссера и мечту создать театр, опирающийся на традиции отечественной литературной классики. Но Владимир Федорович оказался на удивление упорным и упертым в достижении заветной цели. Включал на полную катушку все свое обаяние, дар убеждения, административный талант, «фамильную» настырность, чтобы вовлечь в орбиту своей задумки друзей-артистов, собственную семью, городские властные структуры. И добился невозможного! Через самые невероятные цепочки трансформации – строительный кооператив «Березка» – управление культуры Омска – аэрокосмическое объединение «Полет» с Дворцом культуры «Юность». Под занавес уходящего 1990 года на театральной афише Омска появилось новое название – «Галерка». Что из того, что старт нового театрального коллектива состоялся на чужой территории, в городском Доме учителя. Труппа из восьми человек, самые первые спектакли: детский – «Мисюська» Г.Завалова (идет до сих пор, уже 19 лет – прим.администратора сайта) и вечерний – «Провинциальные анекдоты» А. Вампилова.
Кое-кто из местных театральных снобов посмеивался: «Ну вот, придумал себе игрушку – психологический театр! Кому эта рухлядь нужна? Времена-то вон какие на дворе!»
Времена и вправду были оные. Мало располагали к посещению залов. Еще бы! Главные митинги-спектакли проходили на площадях городов, на больших стадионах. Воистину, весь мир был тогда у нас – театр. По большей части – абсурда.
«Галерка» сразу же заговорила со зрителем языком ясным и понятным. Основатель театра и не скрывал, что главная его тема – пробуждение добрых, созидательных начал в человеке через постижение русской классической драматургии. Это было почти донкихотство: в штормовом море ниспровержения основ психологического театра вдруг возник остров, на котором именно такой театр утверждался и строился. Строился буквально по кирпичику. На прежде пустом месте. На рабочей окраине города Омска. Через год «Галерка» получила статус муниципального театра. Владимир Федорович Витько стал не просто режиссером, а художественным руководителем нового коллектива.
Новорожденному театру некоторые омские критики тут же присвоили определение «простодушный». Сами того не подозревая, как этот эпитет был далек и как близок творческому кредо «Галерки». Простодушный театр изначально предполагает чистоту и искренность зрительского восприятия. Как раз этим посылом «Галерка» звучала в унисон с задачами, поставленными Владимиром Витько перед своими единомышленниками. Зрители, перекормленные бесконечными «мыльными» телесериалами, признавались, что их совершенно завораживало происходящее на сцене. Они видели там свое, родное, берущее за душу. А заодно – открывающее перед ними огромность и неисчерпаемость отечественной культуры.
И все-таки в самом термине «простодушный театр», если развернуться от зрительного зала в сторону рампы, есть некий оттенок упрощения и принижения. Оттенок обидный и незаслуженный. С таким «клеймом» согласиться попросту невозможно. Это что же – «простодушные» Грибоедов, Достоевский, Чехов,Толстой, Островский? «Простодушная» – великая, признанная во всем мире школа психологического русского театра?
Все стало на свои места, когда улеглись волны большого перестроечного прибоя, публика по полной программе вкусила прелестей модерновых постановок, и взоры постановщиков вновь обратились к обруганной прежде классике. Вдруг открылось, что Витько своими художественными приоритетами опередил время. При этом художественный руководитель «Галерки» принципиально не ориентировался на конъюнктуру текущего момента. Он не оглядывался на модные эстетические «всплески», идущие с запада, не заигрывал с публикой, не старался угодить критике или падкой до дешевых сенсаций прессе. Просто делал свое дело, строил дом под названием «Галерка». Иногда его снисходительно похваливали, но чаще укоряли за стилистическую прямоту и наивность режиссуры. Ставили в вину текучесть кадров в труппе, не замечая, как стратегически точно и грамотно выстраивается линия жизни театра, как настойчиво и планомерно идут поиски и отбор актеров «одной группы крови». Все эти процессы непростые и трудоемкие. Кто же сегодня упрекнет молодых артистов в избытке прагматизма, когда речь заходит об обратной стороне творческого процесса, о непростых бытовых реалиях, с которыми приходится ежедневно сталкиваться? Витько понимал, что упрекать бесполезно, все проблемы приходилось решать самому, именно потому, что он всегда за все в ответе!
Помнится, признанный мэтр советской режиссуры Г.А.Товстоногов, а еще раньше основоположник знаменитой актерской системы К.С.Станиславский, отмеряли творчески дееспособный возраст театрального организма пятнадцатью годами. Любопытно, что у Владимира Витько именно такой временной отрезок стал мерой отсчета биографии театра. Без малого 15 лет «Галерка» росла и мужала под крылом муниципалитета. По истечении этого срока Владимир Федорович понял, что на тот момент отношения себя исчерпали. Если хочешь двигаться и развиваться дальше – необходимо менять статус театра. Это можно назвать как угодно – чувством самосохранения, здоровой амбицией, только никак не эгоизмом. Потому что эгоизм основан на исключительности самомнения и равнодушии к мнению других людей. Витько взялся «переводить стрелки театрального времени» совсем по другой мотивации. Он чувствовал себя в ответе за большой коллектив, за многих людей, которых он «приручил».
Отсчет нового времени на циферблате «Галерки» начался 1 августа 2005 года. Незадолго до этой даты театр подвел достойную черту под предыдущим творческим периодом. На II Международном театральном фестивале «Золотой Витязь», проходившем в Москве осенью 2004 года, омичи, которые привезли спектакль по произведению В.Крупина «Во всю ивановскую», завоевали целых четыре награды. Да каких! Золотой диплом за лучшую роль второго плана получил актер Виталий Баусов, «золотом» отметили и эпизодическую роль Владимира Кокина, за лучшую мужскую роль первого плана золота удостоился сам Владимир Витько. Жюри отметило «Серебряным Витязем» автора литературной основы спектакля «Во всю ивановскую» Владимира Крупина. Это был настоящий триумф «Галерки»! А весна 2005 года, подводящая итог всего прошедшего сезона, ознаменовалась для театра участием в международном фестивале «Мелиховская весна». У «Галерки» получилось очень яркое, запоминающееся прощание со своим отрочеством.
Сегодня вдумчивые театральные критики не случайно называют «Галерку» оазисом театрального традиционализма. Имеется в виду не только ориентация на исконно отечественные реалистические традиции, воплощенные на сцене театра, но и изыскания в постижении тайны русского национального характера, поиски ответов на извечные вопросы русского бытия: что делать, куда идти? Не отсюда ли истоки «славянофильской» репутации руководителя «Галерки»? Правда, в хромовых сапогах или, того пуще, в лаптях на босу ногу Владимир Федорович не разгуливает, поддевку на шелковом подкладе не носит. Зато серьезно озабочен сохранением и развитием традиций русского психологического театра, не уставая говорить о его достоинствах и преимуществах. Порой позволяет себе процитировать интересующимся этой темой журналистам строки из письма Сергея Есенина к Мариенгофу, написанные во время путешествия поэта по Европе: «Здесь все так чисто, – но нет той самой души, которую мы в России на пуды меряем». Потому и цитирует, что есенинский отзыв не утратил актуальности по сей день.
Не удивительно, что в «Галерке» особый по сегодняшним театральным меркам репертуар. Где еще на российской сцене можно было увидеть «Фрола Скабеева» Д.Аверкиева, или полнокровно реализованный триптих Алексея Толстого – «Касатка», «Кукушкины слезы», «Лентяй», или преданную забвению «пробу пера» Александра Грибоедова – спектакль «Студент», или с шумным успехом идущую сегодня «Замужнюю невесту» Александра Шаховского? Но, пожалуй, самым значительным этапом в биографии «Галерки» стал невероятный вампиловский проект, осуществленный несколько лет назад. В омском театре поставили всего Вампилова: «Провинциальные анекдоты», «Прощание в июне», «Прошлым летом в Чулимске», «Свидание в предместье», «Утиная охота». В 2003 году в нашем городе на сцене «Галерки» прошел фестиваль под названием «Пять вечеров с Александром Вампиловым».
Об этих спектаклях много писали не только в омской прессе. Самый живой отклик нашли вампиловские постановки на родине драматурга, в Иркутске, где омичи всегда желанные гости на фестивале современной драматургии, носящем имя А.Вампилова. Критик Сергей Захарян, анализировавший успех «галеркинцев» в один из первых их приездов на берега Байкала, подметил особенность режиссерского стиля руководителя театра: «Витько, сам классный актер, в своих спектаклях, что называется, дает артистам поиграть. В такой, «актерской», режиссуре нет головокружительных открытий, нет шокирующего взрыва привычных представлений об авторе, есть текст – как нить для артиста и как главный герой. Преимущественно литературно-литературоведческому взгляду вообще и на театр Вампилова, в частности, сложившемуся в Иркутске, такая бережность к тексту близка и мила, поэтому решение жюри Вампиловского фестиваля, признавшего «Прошлым летом в Чулимске» лучшим спектаклем, поддержано, кажется, «на ура».
А московская коллега иркутского критика Ольга Игнатюк, говоря о нашумевшем вампиловском проекте, очень точно подметила другую фирменную черту витьковского профессионального самолюбия: «Во всем этом есть какая-то чисто русская безбрежность: желание исчерпать всего автора, исчерпать до дна, превратив сцену в собрание его сочинений. Позиция романтическая и максималистская: все или ничего! В отношении к Вампилову сыграла роль еще и проблема его недовоплощенности в нашем театре, вошедшая уже в историю советской сцены. А случай «Галерки» – отголосок этой проблемы. Что ж, браво! И если это романтизм, то где еще быть романтиками, как не на сцене?»
При всей любви и уважении к актеру Витько никогда не скрывал, что не верит в театр без единой направляющей воли. В самом деле, не садятся же музыканты оркестра играть без дирижера – именно от него во многом зависит, насколько слаженно и убедительно прозвучит предлагаемое слушателю произведение. Владимир Федорович крепко усвоил еще один постулат взаимоотношений творческих людей. Зачастую, чем талантливее человек, тем он сложнее по натуре, по эмоциональности, по конфликтности. С другой стороны, талантливые люди – настоящие подвижники дела, которым занимаются. Это как раз то, что примеряет руководителя театра с самыми яркими индивидуальностями его коллектива. И заставляет в работе с людьми сбавлять собственные эмоциональные обороты. Ведь сам Витько являет собой целый ансамбль талантов. Во всей красе. Со всеми плюсами-минусами неординарного и потому непростого проявления человеческого характера.
Что касается преданности делу, то таких, как Витько, по всей России поискать надо. Сегодня в остром дефиците оказывается должность, именуемая «художественный руководитель театра». Мало кто из вольных очередных режиссеров стремится надеть на себя бремя забот и о репертуаре, и о труппе, и о бытовой устроенности людей. Владимир Витько сделал это осознанно и добровольно. Хотя порой негодует сам на себя, проявляя вполне понятную человеческую слабость после очередного «сюрприза», на которые так щедра театральная жизнь: «И зачем я это все на себя взвалил?» Но упрямо начинает все сначала, порой – с чистого листа, вновь собирая по крупицам молодых артистов-новобранцев, работая с ними до седьмого пота, объясняя свое творческое кредо, свой художественный символ веры. Не замыкаясь в пространстве только Омска, приглашая в театр на постановки режиссеров из Москвы, Петербурга, Адыгеи.
И жизнь за это упорство, за истовость в достижении главной цели, за преданность избранному пути преподносит подарки. Такие, как прошедший театральный сезон. «Галерка», оставшаяся без своей сцены (идет капитальная реконструкция, а по сути – строительство нового здания театра. Это предмет нынешней заботы и гордости художественного руководителя), вдруг явила такой мощный творческий рывок вперед, такое результативное сложение нерядовых актерских и режиссерских работ, что нельзя было не аплодировать Владимиру Федоровичу. По итогам областного конкурса на лучшую театральную работу 2006 года, режиссер Витько был отмечен особым дипломом за талантливое воплощение русской темы в поэтическом спектакле «Сергей Есенин». Молодую актрису его театра Наталью Рыбьякову удостоили премии имени народной артистки России Татьяны Ожеговой за лучшую женскую роль. (В мае Наташа получила звание лауреата в номинации «Лучшая женская роль» на международном фестивале «Русская классика – Лобня-2007» за работу в спектакле «Замужняя невеста». А сам спектакль, поставленный Владимиром Витько, отмечен в Лобне призом зрительских симпатий).
Очевидный творческий взлет «Галерки», ведомой семнадцатый год своим бессменным капитаном, был предсказуем. Для кого-то высокая оценка труда, таланта и упорства Владимира Федоровича Витько может показаться излишне пафосной. Сам он, стоя на пороге своего 60-летия, меньше всего склонен к юбилейной эйфории. Руководитель «Галерки» просто внимательно смотрит в будущее, соизмеряя свои новые планы с возможностями, которые откроются в новом здании театра. Он умеет верить, умеет ждать, умеет реализовывать задуманное.

Людмила Першина «Омск Театральный» октябрь 2007