Варианты судьбы

Впервые я увидела его на вечере в бизнес-клубе. Разговор ожидался об архитектурном и культурном развитии Омска, о сохранении исторических ценностей. В качестве последних по залу разгуливали живые «легенды губернского города», в том числе адмирал Колчак. Желающие могли сфотографироваться под ручку с Александром Васильевичем, и дамы весьма охотно это делали. А я ловила себя на мысли – похож! Похож, да так, что холодок пробегает по коже. И этот упрямый взгляд, и твердый подбородок, и решительно сжатые губы. Он не был объектом для «исторической фотографии», как указывалось в программе вечера, он действительно играл адмирала Колчака. «Кто это?» – спросила я организаторов. «Саша Никулин из «Галёрки, » – ответили мне, и не без гордости добавили: «Правда похож?»
Александр Никулин работает в Омском драматическом театре «Галёрка» полтора года. За это время сыграл пока до обидного мало: несколько вводов («Энергичные люди», «В ста шагах от праздника»), небольшая роль директора школы в спектакле «Деньги для Марии» и единственная главная – в водевиле «Петербургские квартиры». А вот в городском драматическом театре совершенно нетеатрального городка Бийска послужной список у него был впечатляющий: Подколёсин («Женитьба»), Беркутов («Волки и овцы»), полковник Пикеринг («Моя прекрасная леди»), моноспектакль по пьесе Е. Гришковца «Как я съел собаку». И это далеко не всё за неполные пять лет! Театр в Бийске был бедный и по бедности своей совершенно невыездной, вспоминает сейчас Александр. Единственное, что спасало – курорт Белокуриха по соседству. Туда актёры возили свои, как теперь говорят, антрепризные спектакли. С тех пор отношение к всеми ругаемой антрепризе у Александра особое. Он считает, что в понятии «антреприза» нет ничего постыдного и низкопробного. Просто всё, что ты делаешь, надо делать честно и с полной отдачей.
Тот вечер, на котором Никулин будоражил дамское воображение в образе Колчака, тоже показателен в плане его отношения к профессии. Другой бы надел мундир и посчитал это вполне достаточным для подобной «халтуры». Но Александр полез в Интернет, чтобы побольше узнать о том, чьё имя, в общем-то, на слуху. И не на шутку увлёкся. «Мне очень импонирует этот человек, – признался в разговоре Саша, – его дар лидера, его умение убеждать. И, конечно же, человеческое обаяние, без которого он никогда не смог бы повести за собой столько людей». Он узнал, что для Омска Колчак действительно легенда. Сам Александр не омич.
Он стал актёром по чистой случайности. В родном Джамбуле (ныне это город Тараз) не занимался даже в драмкружке, готовился стать экономистом. Но вот друг сказал: «Я иду учиться на актёра», и в колледже искусств они оказались вместе. Семья посчитала это очередным Сашиным увлечением. Чем только он не увлекался в детстве! В основном спортом, но, достигнув чего-то в одном виде, уходил в другой – скучно. «Актёрская профессия, наверное, тем и привлекла меня, что в ней никогда нельзя достигнуть верха», – рассуждает он сейчас.
Пока Александр работал в Бийске, вся семья перебралась из Казахстана в Омск. Он помнил этот город по трём месяцам работы в театре «Студия» Любови Ермолаевой. Собственно, работы никакой не было, он тогда так ничего и не сыграл. Теперь попробовался в «Галёрку» и пришёлся ко двору. Наблюдать за опытными партнёрами, которые в профессии давно, оказалось таким удовольствием, что однажды Саша даже забыл, что смотрит спектакль не «просто так», а чтобы уловить рисунок роли, на которую ему предстоит вводиться. Сидел и млел от удовольствия.
Сам он наиболее полно раскрылся в водевиле Фёдора Кони «Петербургские квартиры», который поставил у нас перед Новым годом питерский режиссёр Станислав Илюхин. Александр Никулин играл в спектакле главного героя мелкого чиновника Щекоткина, на которого внезапно свалилось повышение по службе. Он прекрасно отыгрывал это несоответствие прежнего подобострастия с высотой его нового положения. Колени его ещё подгибались, сохраняя привычку ходить перед начальством не в полный рост, а шея уже тянулась вверх, как у молодого петушка, и глаз горел азартом. При всём этом герой Никулина был добрым, мягким, легковерным человеком. Он пытался угодить и дочке, которая, прямо как в песне, «жениха хотела», и супруге, мечтавшей о новой квартире, и попадал из-за всего этого в смешные и нелепые ситуации. Роль, к тому же, возрастная. А Александру только-только исполнилось тридцать. Это прекрасный возраст, когда можно ещё на многое надеяться и о многом мечтать.
Он и мечтает. Мечтает, конечно же, о работе. Играть хочется всё, даже… Бабу-ягу. И Саша это охотно делает. В детском спектакле «Про Настю и Бабу-ягу» его не сразу узнаёшь в этой кокетке «модельного» роста, наряженной в цепец с рюшами, модный топ и галоши. «Метлу мне, метлу!» – звучит совсем по-чацки. У метлы, кстати, оказывается мотор от мотоцикла, и это волшебное транспортное средство уносит бабушку в «экспедицию» за нерадивыми детьми. Авось удастся взять кого-нибудь из них для пропита… тьфу, для воспитания, чтобы вырастить в своём болотном коллективе полноценную кикимору. Не хочу преувеличивать, но Баба-яга у Никулина получилась незабываемая, и в реальность её верит весь зрительный зал. Уже известная дотошность в поисках образа, помноженная на азартное желание работать, просто и не могли дать другой результат.
В нашей беседе Саша признался, что ему очень нравится театр. Вот именно всё, что связано с этим священнодействием на сцене. Его друг уехал в Москву и как-то в ней прижился, но Никулин покорять столицу решительно не хочет: слишком много там, по его мнению, бессмысленной суеты. Хлопотать лицом в телесериалах, искать меркантильную выгоду для него кажется пустой тратой жизни. Именно так: не времени – жизни. Честное слово, я ещё не встречала такого вдумчивого и рассудительного молодого человека!
На вопрос, что наиболее дорого и ценно для него в театральном процессе, Александр ответил: «Я человек спокойный, но и мне необходимо выплеснуть эмоции. Не обязательно плохие – чаще наоборот. А театр – это место, где можно дать выход эмоциям. Сделать что-то такое, что ты хотел, но не смог сделать в жизни. Театр – это способ воплотить себя».
Наверное, роли – это действительно воплощение давних фантазий, стремлений и в какой-то степени варианты судьбы. Что ж, удачных воплощений!

Эльвира Кадырова. «Омск Театральный» 2008 год