Театр. Меч против пошлости.

Еще в двух театральных фестивалях принял участие коллектив Омского театра драмы и комедии “Галерка”.
– Оба фестиваля, и “Кузбасский ковчег” в Кемерове, и “Золотой витязь” в Москве, проводились впервые, – рассказывает художественный руководитель театра, заслуженный артист России Владимир Федорович Витько. – Православный театральный фестиваль в Кемерове был посвящен десятилетию епархии Кемеровской и Новокузнецкой и шестидесятилетию Кемеровской области. Соответствующим образом подбирался и репертуар фестиваля. Мы привезли “Фрола Скабеева” по пьесе Аверкиева, жанр святочных гуляний. Мне думается, наши предки, которые были не глупее нас, одинаково замечательно строили Божьи храмы и храмы искусства, потому что и те, и другие все свои устремления направляли к сердцу человеческому. Это сегодня мы видим полное безобразие, но жизнь, я думаю, все расставит на свои места, накипь схлынет, общество обретет здравый смысл и поймет, что нельзя учить разврату, а этому сегодня просто учат – тем, что показывают на многих сценах и телеэкранах! Но если мы, люди умудренные опытом, понимаем, что это явление временное, то молодые, с неокрепшими душами, думают – так и должно быть. Именно такое единение театра и церкви – в борьбе против всего этого безобразия, я приветствую. И вижу в этом заслугу и Кемеровского фестиваля, и Московского международного театрального форума “Золотой витязь”, девизом которого было – за христианские идеалы, за возвышение души человеческой. Президент форума, известный актер Николай Петрович Бурляев прямо сказал: “Мы взяли в руки меч против всякой пошлости, мерзости и скотства на сцене!”. Форум получил благословение Алексия II, в нем приняло участие 26 театров, не только из многих российских городов, но и из дальнего зарубежья – Болгарии, Сербии… Мы показали на сцене нового здания театра на Таганке “Провинциальные анекдоты” по пьесе Вампилова – именно этот спектакль был выбран для фестиваля оргкомитетом. Прошли мы достойно: зал был полон, искушенный московский зритель приветствовал нас стоя, с овациями и криками “браво”. Мы получили официальное приглашение на следующий форум. У нас появилось много новых друзей, я познакомился с замечательным человеком и талантливым режиссером из Минска, художественным руководителем Республиканского театра белорусской драматургии Валерием Даниловичем Анисенко. Мы с ним поняли друг друга, что называется, с полуслова, говорили на одном творческом языке. Он согласился приехать к нам на постановку спектакля. Я получил ответное приглашение, правда, вряд ли найдется для этого время: в своем театре работы более чем достаточно. Одна французская гостья, бывшая жительница Санкт-Петербурга, пригласила нас на гастроли к себе в Леон. Вообще, я должен сказать, идея форума, как мне думается, выражена в словах Льва Николаевича Толстого: “Если люди порочные соединены между собой и составляют зло, то людям порядочным надо сделать то же самое – это так просто!”. Мы тринадцать лет занимаемся русским театром, и когда я слышу, что это “эксклюзив”, мне становится не по себе. На одном из “круглых столов” московского форума я рассказал, как однажды познакомился в столице с англичанином, и он по моей просьбе прислал мне газетную страницу, на которой были напечатаны репертуары всех лондонских театров на месяц, и когда актер нашего театра Сергей Шоколов, знающий английский язык, перевел мне ее, я был потрясен: ни одного неанглийского имени! – драма, комедия, трагедия – все английское! То же самое происходит в Испании, Франции, Италии, Японии – каждый занимается только своей культурой, – мы занимаемся общечеловеческими ценностями. Когда я это сказал на “круглом столе”, все долго смеялись. По афишам наших театров невозможно определить, какая это страна! До чего же надо быть равнодушным к собственному народу, к своей жизни! Не хочу никого осуждать, но я этого не понимаю. Я не могу без Тургенева, без Чехова, без Толстых… У нас сегодня процветает коммерческая конъюнктура, где садизм с мазохизмом и заголением, и что особенно печально – этим иногда занимаются талантливые режиссеры. Но когда начинаешь напоминать о каких-то сдерживающих началах, не говоря уж о цензуре, поднимается вопль, причем, исходит он от людей, которые прекрасно знают, что на Западе уже давно есть комитеты, регламентирующие, что можно показывать в театре и на телевидении, а что нельзя. Если мы и дальше будем заниматься, как я его называю, физиологическим театром, мы будем рубить сук, на котором сидим! Мне думается, нам надо продолжать традицию, которая, конечно, тоже постепенно меняется, но она обязательно должна развиваться в лучшую сторону, более душевную, более человечную.

«Омское Время»