«Олрайт», — сказал Емеля