С “Галерки” видно все

Хоть я и хорошо знаю театральную провинцию, объездив многие города и театры, но вот в Омске никогда не была. Московские коллеги в редакции одного из журналов посоветова­ли недавно. Поезжай и посмотри в Омске “Галерку”. Не пожалеешь о путешествии”. Я не пожалела.

Омск – город театральный, в нем восемь театров, но про “Галерку” почему-то известно мало. Хотя ей уже восемь лет. Словом, начнем с исто­рических сведений.

Родилась “Галерка” в 1990 году благодаря Влади­миру Витько, ее отцу и хозяину, а также бессменному художественному руководителю. Название “Галерка” – это воспоминание о юности, когда Володя Витько, бу­дучи старшеклассником Алма-Аты, учился там в теат­ральной студии, называвшейся также. После чего про­шла целая жизнь (или полжизни, это как посмотреть, поскольку Витько стукнуло недавно ровно пятьдесят), в которой был филфак, потом режиссерский факультет ГИТИСа, большой актерский стаж и, как закономерный итог, – свой театр.

Располагается “Галерка” отнюдь не в центральной части города (в связи с чем это название приобрело и географический отпечаток). Жители центра, любящие этот театр, сюда ездят специально. Трехсотместный зал всегда полон, и аншлаги тут – норма. Едут сюда в том числе и в поисках дружелюбно-заботливой атмосферы, являющейся частью общего стиля “Галерки”. Тут обязательно играет музыка в фойе, специально подо­бранная к каждому спектаклю, здесь уютный зал, до­ступный по ценам даже школьнику буфет, в финале – автобусы разных маршрутов, за счет театра поданные к подъезду. В антракте у билетеров можно купить не только программку идущего спектакля, но и цветные фотографии, запечатлевшие его сцены.

Собственно, теперь-то мы и подошли к главному, чем замечательна и отлична от других омских коллек­тивов “Галерка”. Владимир Витько, создавая ее, имел четкую программу театра, не похожего на привычную “общерепертуарную” сцену, где есть все что угодно – любые пьесы любых авторов и всевозможных жанров, зарубежное вперемежку с нашим, трагедия рядом с развлекательным пустячком. Его же программа была такова: создание русского психологического театра, взращенного в основном на репертуаре отечественной классики и продолжающего традиции отечественной ре­алистической школы. В некотором смысле это театр-заповедник, изучающий русскую драматургию и клас­сического русского героя с его национальным харак­тером и типичными “вопросами духа”. Театр вне аван­гарда и постмодернизма. Словом, была предпринята романтическая попытка создания оазиса прекрасного традиционализма.

Естественно, спектакли самого Витько как идеоло­га этого направления и составляют основу репертуара “Галерки”. Этот романтик реализма, что бы он ни ста­вил – тургеневского “Нахлебника”, пьесы Вампилова или прозу Крупина, – обязательно предпочтет “жизнеописательный” стиль концептуальному режиссерскому деспотизму, а “чувствование” у него будет преобладать над “идеями”. Реалистическая живопись его спектаклей не скупится на подробности, сценическое время почти адекватно жизненному, а картины русского характера являют главную силу постановок. Его театр – это “те­атр людей”, с серьезнейшим подходом ко всем дей­ствующим лицам пьесы и с подробнейшей партитурой человеческих отношений.

В спектаклях Витько вам запомнится актер и еще раз актер, но не постановочные ухищрения. Типичный герой этого режиссера – человек, пребывающий на пике эмоций, в моменты сильнейших жизненных потря­сений и в максимальном напряжении страстей. Юрий Гребень, играющий Кузовкина в “Нахлебнике”, имеет такие душевные взлеты и пронзительные мгновения, что становится абсолютным властелином зрительских сердец. Или, например, в спектакле “Прошлым летом в Чулимске” роли прожиты на таком тонусе, что общая буря чувств, бушующая на сцене, может сравниться с истинно шекспировскими бурями. Однако при безуслов­ном авторитете Витько, в его театре нет режиссерского диктата и однообразия. Двери “Галерки” открыты для самых разных постановщиков, которые приглашаются сюда из всевозможных мест – Петербурга, Москвы или Адыгеи – и неустанно обновляют палитру этой сцены. Например, петербуржец Станислав Илюхин, поклонник эксперимента и гротеска, окрасил магистральный жанр “Галерки” в собственные тона. Его ‘Женитьба Белугина” Островского блеснула формальной изощренностью и версификационным мастерством. Спектакль был поставлен “в профиль”, сцена разрезала зал пополам, а чеканно прорисованное действие превращалось в ве­селую и очень злободневную притчу.

“Фрол Скобеев” Д.Аверкиева поставлен тем же Илю­хиным, но уже в традициях национального романтиз­ма. По постановочному размаху, смелости и богатству костюмов (все утопает в натуральных мехах, из кото­рых персонажам сшиты роскошные шубы этот спек­такль даст фору любой столичной сцене. Он восхити­тельно красив как зрелище, полное живописных картин патриархальной русской жизни. Поэтический же текст Аверкиева наполнен напряжением и огнем, актеры иг­рают на таких предельных и даже отчаянных тонах, что переизбыток внутренней страстности делает все про­исходящее похожим на оперу.

Кстати, постановочная культура “Галерки” – высо­чайшего класса. Сценография и сценические эффек­ты, как правило, отменной виртуозности. На оформле­ние спектаклей тут не скупятся, полагая это делом чес­ти. Например, декорация “Короля Лира” с четырьмя водными бассейнами на сцене и сказочными костюма­ми, выполненными на заказ в Петербурге, может пред­ставить собой музейную ценность.

Чеховский “Дядя Ваня”, одетый в изысканные бе­лые одежды, оказался тоже чрезвычайно искусным и щегольским зрелищем. Поставлен он Нальбием Тхакумашевым из Адыгеи. Рассказывая о нежных, красивых, изящных людях, безжалостно унесенных ветром вре­мени, спектакль показал нам общую драму несостояв­шихся судеб. Сам дядя Ваня, яростно сыгранный Вла­димиром Витько, драматизмом и буйством чувств опре­делил трактовку этой пьесы, став ее центром.

В омской “Галерке” удивительные актеры. Мне са­мой, к примеру, хотелось бы еще раз посмотреть “Дядю Ваню”, чтобы увидеть, как играет главного героя во вто­ром составе Юрий Гребень. Я настоятельно рекомен­довала бы посмотреть Гребня в роли Мечеткина в спек­такле “Прошлым летом в Чулимске” и, конечно, Фому Опискина в его исполнении. Еще – насладиться дуэ­том Гребня и Анатолия Кузнецова в “Весельчаках”. Если, конечно, вы сможете оказаться в Омске в ближайшее время.

Ольга Игнатюк

“Культура”, 1998