Подлечить душу

Владимир Витько, постановщик «комедии в двух действиях», в основу которой положена знаменитая пьеса Вампилова «Старший сын», на репетициях следует принципу «торопиться не спеша».

Художественный руководитель и директор Омского государственного театра драмы «Галерка» с трудом изыскал в своем плотном рабочем графике несколько свободных недель для осуществления давно задуманного проекта. Однако обещание, данное некогда коллеге, директору курганского театра драмы Виктору Антипину (судьба свела их на фестивальных перекрестках), надлежало выполнять.
Наконец срок пришел, название (не без сомнений) было выбрано, распределение состоялось, и сейчас за кулисами вершится настоящий творческий процесс со всеми его слагаемыми: волнениями, бурлениями, предпремьерной горячкой.
Времени на выпуск спектакля отведено, конечно, маловато, хотелось бы - побольше, – с сожалением констатирует Владимир Федорович, – чтобы получше узнать труппу, актеров. Ведь каждый из них -индивидуальность, каждый нуждается в отдельном подходе.
Вообще – то я приверженец старого доброго русского психологического театра, где главным является не свет, не звук, не концепция, не самовыражение режиссера, а именно актер с его живой человеческой душой. О таком театре, требующем от исполнителей ежевечерней самоотдачи, напряжения внутренних сил, писал незадолго до смерти Олег Ефремов.
– Но не вступает ли подобное понимание в противоречие с сегодняшним настроением публики, установкой на развлечение?

– Да, сегодня, как и в советский период, перед театром остро стоит - проблема совмещения кассового интереса и художественного уровня. Тем не менее, у нас, я замечу, зал обычно полон. При том, что я приказом отменил «культпоходы», то есть традиционные прежде принудительные приводы на спектакли школьников, чье присутствие только мешает остальной публике и никому не приносит ни пользы, ни удовольствия.
Полный зал – это вдохновляет и вызывает уважение, особенно с учетом вашего серьезного репертуара.

Да, репертуар «Галерки» весьма серьезен. Возьмем, к примеру, «Лето - Господне» по прозе Ивана Шмелева или «Деньги для Марии» по роману Валентина Распутина. Или последнюю премьеру по пьесе Островского, оригинальное название которой способно отпугнуть: «Тяжелые дни. Хроника московской жизни». В действительности же я открыл для себя удивительно легкую, элегантную комедию. Мы поставили две пьесы Шаховского: «Замужняя невеста» и «Не любо – не слушай, а лгать не мешай». В этой второй главный герой демонстрирует такие чудеса лжи -Хлестаков отдыхает.
А насколько великолепны дореволюционные пьесы Алексея Толстого, писавшего об уездной России, не о столице!
Что выгодно отличает классическую драматургию от современной? Потрясающая интрига, характеры и язык. К сожалению, современные авторы до монотонности однообразны, и героев тамошних можно безболезненно менять местами. Причина, на мой взгляд, в том, что классики умели наблюдать, размышлять над реальностью, вели дневники, а современные – не все, но большинство – садятся за компьютер и начинают придумывать нечто по своему образу и подобию.
Ну, Вампилов-то здесь вне конкуренции! -
Достаточно перечитать его записные книжки. Помните? «Луна, старая - сводня, вышла» или «Хотел говорить то, что думает, но вспомнил, что у него нет денег».
Да, и еще: «Тонкая организация выходит боком» и «Пришел к вам подлечить душу»…

–  Некий западный критик сказал о нем: «Последний классик театрального века». Один иркутский писатель, земляк Вампилова, решил написать пьесу в том же стиле: ведь навскидку все чрезвычайно просто: буковки, слова. Но ничего у него не получилось. А потому, что эти слова и буковки – лишь верхний слой, за которым неисчерпаемая глубина.
Шифры, коды?

– Да, именно так. По существу он христианский автор и во всех пьесах - идет от библейских заповедей. «Прощание в июне» – не убий. Они убивают сороку – «За что божью тварь убили?» Другая ситуация: герой приходит на свадьбу, а любимая девушка теперь чужая жена. А история «20 минут с ангелом», где человек немотивированно отдает 100 рублей (тогда приличная сумма) незнакомцу. Безвозмездно…
У нас шло сразу пять его пьес. Я всегда ценил Вампилова, размышлял над его драматургией, окончательно разобрался в истоках его творчества, лишь побывав в Иркутске, на Байкале, в этом поистине вампиловском пространстве.
Выбор автора вопросов не вызывает. Слегка смущает популярность  «Старшего сына». Благодаря телеэкранизации, частенько идущей по разным каналам, ее многие чуть ли не наизусть знают. А какие роскошные актерские работы: Евгений Леонов, Николай Караченцов… Сравнение неизбежно.
Не это главное. Для меня важно вытащить мысль о том, что в сущности - все люди – братья. Не обозначая тему, а проживая. Ведь там конфликт на конфликте и накал страстей шекспировский. Но в отличие от классической западной драматургии, которая для меня космична, необъятна по степени обобщения, философского наполнения, Вампилов – еще и очень конкретен, очень понятен нам, соотечественникам. Он не нуждается в переводе, зрителям, живущим в этой стране, бывает достаточно намека, полунамека, чтобы считать и второй, и третий план.
Заметьте также, что наш спектакль называется «Свидание в предместье», что, на мой взгляд, расширяет границы сюжета, вносит в них символическое звучание. И расположившийся на сцене дом Макарской с проросшими сквозь него ветвями деревьев, и доносящиеся со станции гудки поездов – это образ вечной России, какой-то незыблемости нашей быстро меняющейся жизни.
… Все-таки театр – дело душевное. Люди приходят сюда смеяться, плакать, сострадать – и в этом непосредственном сиюминутном общении с живыми исполнителями театр всегда будет одерживать победу над технологически более выигрышными кино и телевидением.

Галина Бухарина. декабрь 2008