Режиссеры

Сергей Ражук

Выпускник ЛГИТМиКа. Поставил в театре спектакли: «Касатка» по пьесе А.Н. Толстого (2002 г.), «Нечистая сила» по пьесе А.Н. Толстого (2006 г.). Живет и работает в Санкт – Петербурге.

Учился он в институте театра, музыки и кинематографии, который окончил с «красным дипломом», затем в мастерской Георгия Товстоногова. Работал в ленинградском театре им. Ленинского комсомола, на Ленфильме. Ражука можно назвать человеком из команды Александра Сокурова: в качестве второго режиссера он участвовал в создании фильмов «Русский ковчег», «Телец» и «Молох». Вместе с другим выдающимся кинорежиссером Алексеем Германом Ражук работал над фильмом «Хрусталев, машину!».

– С Сергеем Ражуком мы познакомились в 2000 году на праздновании 150-летия театра имени Охлопкова в Иркутске,- вспоминает В.Ф. Витько, – Красноярцы привезли туда спектакль в постановке С. Ражука «Кто боится Верджинии Вульф?». Смотрел его, и он мне – при том, что я не поклонник этой пьесы, – понравился. Мы договорились о сотрудничестве, в результате получилась «Касатка».

По словам режиссера главной темой спектакля «Касатка» стала «любовь как полет, как вдохновение» .

Премьера состоялась  в июне 2002 года.

«Все три дня, когда шел спектакль, в «Галёрке» был аншлаг, Уже проверено временем, что актеры театра  способны преподнести сюрприз: порадовать, сделать открытие там, где, казалось бы, все уже сказано. Однако на сей раз, обратившись к одному из ранних драматических произведений А. Толстого, коллектив шел на определенный риск. Ибо эта пьеса требовала большой работы над материалом, профессиональной режиссуры и талантливого актерского исполнения. И, судя по тому, как встретили премьеру в зрительном зале, усилия режиссера-постановщика С. Ражука из Санкт-Петербурга, его помощников и актеров омской сцены оказались ненапрасными. Суд зрителей вынес свой вердикт многократным «браво» («Неделя», 18 июня 2002 г.).

А 20 сентября 2006 года пьесой А. Толстого «Нечистая сила» был открыт 17 сезон.

До этого пьеса ставилась единственный раз, аж в 1926 г. С распределением ролей у Ражука проблем не возникло. Ему хотелось поработать с тем составом, который был ему уже знаком по «Касатке». Работать с омичами понравилось, и на предложение сделать еще что-нибудь питерский режиссер откликнулся с удовольствием. Правда, неожиданностью для него явилось мгновенное превращение «Галёрки» из коллектива, работающего на большой сцене в камерную труппу. Но и этот недостаток он преодолел.

«В.Ф. Витько предложил мне поискать какую-нибудь пьесу для малой сцены и небольшого числа актеров, но веселую и про любовь. Я наткнулся на «Нечистую силу» в редакции 1943 года. Она мне не понравилась. Но в послесловии я прочитал, что Алексей Николаевич написал ее до революции, и она имела большой успех у публики. В фондах «Публички» я нашел эту пьесу. В первой редакции есть тот задор, и та легкость, которые нравились зрителям. И по теме пьеса хороша. К тому же у меня была еще и радость открытия. А по ситуации это очень современная драматургия. Мне кажется, что пьеса задевает сегодняшние вопросы, при этом легко, без назидательности, без натуги. Автор утверждает, что чистые качества души, любовь могут побороть дьявольское искушение.

Режиссеру нужно запомнить первые впечатления от прочтения пьесы. Можно их даже записать, а потом проверить. И если они не совпадают, значит, ты неточно поставил спектакль. Надо сохранить ощущение пьесы, ее аромат, заразительность. Грубо говоря, я не постановщик. Постановщик знает, где должен быть взрыв, где надо светом помигать, т. е знает секреты ремесла. Для меня важнее спектакль вырастить. Если мы успеем это сделать, наш спектакль расцветет» (из интервью газете «Омский вестник» 09.09.2006 г.).

«Спектакль шел  на старых подмостках кукольного театра «Арлекин», так как собственный дом на капитальном ремонте. Условия  камерной сцены, непривычное театральное пространство  потребовали от создателей спектакля мобилизации дополнительных усилий. Иногда чувствовалось, что актерам тесно там, где раньше работали кукольники. Правда, это было не всем заметно. Но зато малая сцена помогает достичь той интимности сопереживания, соучастия, добиться которых на большой площадке не всегда возможно. Когда сидишь в первых рядах зала, не покидает ощущение причастности к домашнему спектаклю. Архаичная поэтика пьесы Толстого и маленькая сцена бывшего «Арлекина» рождают иллюзию любительского представления. Зрители и артисты максимально приближены друг к другу . Стиль ретро? Пожалуй, да. Так задумано, так исполнено. И так понято благодарными театралами» («Омск театральный», октябрь 2006 г.).