Память

Нальбий Тхакумашев

Выпускник ГИТИСа имени А.В. Луначарского, курс О. Кнебель и А. Попова. Заслуженный деятель искусств России и Кабардино – Балкарии. Народный артист Республики Адыгея. Жил и работал в Майкопе (Республика Адыгея). Ушел из жизни в мае 2012 года.

Был режиссёром-стажёром Московского драматического театра им. Н.В. Гоголя, режиссёром-постановщиком Московского литературно-драматического театра ВТО.
Главный режиссёр Оренбургского драматического театра (1971-1978).
Главный режиссёр Сахалинского областного драматического театра им. А.П. Чехова.
Главный режиссёр Московского Литературно-драматического театра ВТО.
Был режиссёром Государственной телевизионной и радиовещательной компании Республики Адыгея, долгие годы являлся художественным руководителем Русского государственного драматического театра им. А.С. Пушкина. Последние годы его жизни были связаны с Национальным театром Республики Адыгея им. И.С. Цея.

Заслуженный деятель искусств России и Кабардино-Балкарии Нальбий  Тхакумашев поставил в театре три спектакля: «Дядя Ваня и другие» (1995 г.), «Свадьба Кречинского» (1995 г.), «Эх-ма, кутерьма!» по пьесам М. Горького «Дети» и И. Тургенева «Завтрак у предводителя» (1997 г.).

К моменту приглашения Тхакумашева в театр «Галёрка» на постановку пьесы Чехова «Дядя Ваня» за его плечами было 32 года работы главным режиссером и художественным руководителем в театрах Майкопа, Южно-Сахалинска, Оренбурга. Он окончил ГИТИС в 1962 г. Затем были высшие режиссерские курсы при ГИТИСе у Андрея Гончарова, стажировка у Георгия Товстоногова.

«Мне импонирует желание «Галёрки» строить театр на хорошей литературе. Работа над Чеховым – доказательство тому. Из всех пьес, которые я прочитал за последнее время, «Дядя Ваня» –  самая современная. Решение поставить «Дядю Ваню» в театре «Галёрка» – это искренняя моя (и, думаю, коллектива театра) попытка чеховским языком, чеховскими характерами  рассказать о себе, попробовать, насколько удастся глубоко поразмыслить о болевых точках сегодняшнего дня. Режиссер выступает прежде всего автором, создателем спектакля, а потом уже толкователем, организатором театрального действа. При том, для меня интересны актеры живые, эмоциональные и думающие. В противном случае даже при интересном режиссерском замысле труд актеров становится вторичным, а в результате – сценичекое искусство мертво» (из интервью Н. Тхакумашева «Вечерний Омск», 1995 г.).

«Омский театр «Галёрка» в конце 20 века «попал в яблочко». Современники Чехова выделяли одно из главных достоинств пьесы: «Дядя Ваня» – «настроение в 4-х актах». Главное в Чехове – именно, «поймать настроение» (С. Денисенко, «Вечерний Омск», 16.03.1995 г.).

«Галёрка» настроение «Дяди Вани» поймала.

Вторая встреча режиссера с «Галёркой»  – постановка пьесы русского драматурга А. Сухово-Кобылина «Свадьбы Кречинского». Спектакль был решен в жанре гротесковой комедии. «Свадьбой Кречинского» «Галёрка» открыла шестой театральный сезон.

«Честно говоря, сначала мы хотели ставить другую пьесу из трилогии Сухово-Кобылина – драму «Дело». Но уж слишком «Дело» сегодняшняя вещь. Мы и так варимся в котле этого «дела». Зачем же дубасить им зрителя. «Свадьба» написана в другом ключе, а по актуальности ничуть не уступает «Делу». Но все-таки мы хотим посмотреть на нее по возможности весело» (Н. Тхакумашев, «Омская правда»,  октябрь 1995 г.).

«В спектакле «Свадьба Кречинского» в постановке Н. Тхакумашева больше смеха, нежели содроганяи. Пьеса чрезвычайно современна. Конечно, мало веселого в том. Что большой и мелкий обман, шулерство с небывалой силой расцвели в нашей жизни. Но, как считает режиссер:  «посмотрим на это, «горько смеясь» («Вечерний Омск», октябрь 1995 г.).

«Представление «Эх-ма, кутерьма» родилось в муках по многим причинам: отсутствие денег на декорации, годовой перерыв в репетициях, потеря исполнителя главной роли Николая Анкундинова… и прочее. Но, как говорится, трудный ребенок в семье очень дорог родителям. Так и театр, собрав невероятные усилия всего коллектива – от актеров до гардеробщиц и контролеров – пригласил омичей на праздник души. Режиссер Н. Тхакумашев и художник К. Гагишвили соединили ярмарочно-балаганное действо в фойе с комедиями М. Горького и И.Тургенева на сцене. «Кутерьма», как процветающий стиль российской жизни, был представлен весьма необычно» («Омское время, 18.07.1997 г.).

«Такая россыпь актерских удач, как в «Кутерьме», честное слово редкость… И ни на мгновение не упускает ритм действия, его интригу, сшибку характеров режиссер: щедро вынесены в зал игровые точки, точно найдены мини сцены в фойе для пролога» («Омская правда» 03.07.1997 г.).

Режиссер на репетициях не расставался с системой Станиславского, произнося актеру знаменитое «Не верю». После этого короткого замечания многое менялось в сторону успеха.

Постановки: